Театр: baby version

...спектакль нужно было не только смотреть и слушать, но трогать, нюхать и порой даже облизывать!Maskbook

В выходные 10-го и 11-го апреля в культурном центре ЗИЛ под эгидой Золотой Маски и «Института Театра» прошел фестиваль спектаклей для самых маленьких зрителей под названием «Театр: бэби версия». В привычном понимании театр – это что-то серьезное, никак не подходящее для того, чтобы привести или лучше сказать принести туда милое чудо, гордо восседающее на папиной шее или в мамином слинге. Однако те, кому посчастливилось попасть в ЗИЛ на этот детский уикенд, могли убедиться в обратном.

Спектакли для самых маленьких в российском театре – направление новое и пока еще малоизученное. Кажется, впервые российский зритель с ним познакомился на фестивале «Большая перемена», где показывали польский спектакль «Спокойной ночи» (оригинальное название «Sleep») Алисы Моравска-Рубзак пару лет назад. В прошлом, 2014-м году вся специальная программка этого фестиваля уже была посвящена бэби-театру и технологиям его создания. Помимо привезенного спектакля «Дресс-код, концерт в подгузниках», там проходили тематические мастер-классы для театральных профессионалов. Лаборатория, начавшая свою работу в ЦИМе и завершившаяся двухдневной программой показов в ЗИЛе, стала одним из первых экспериментов по популяризации и внедрению в массовую практику отечественного театра таких постановок.

Перед молодыми режиссерами, художниками и актерами стояла задача создать спектакли для детишек от 0 до 3х лет, которые должны были основываться на нескольких важных принципах: спектакль должен быть коротким, не более 30 минут; в спектакле не должно быть жестко закрепленной границы между зрительным залом и сценой (единственным исключением стало «Лебединое озеро. Baby-version», где граница сохранялась, хотя в конце всех желающих пустили порезвиться на сцене и потрогать все имеющиеся там декорации, бутафорию, реквизит и даже актеров); спектакль должен задействовать сразу все каналы восприятия: визуальный, аудиальный, тактильный и даже обонятельный.

Иными словами, спектакль нужно было не только смотреть и слушать, но трогать, нюхать и порой даже облизывать! В этом смысле наиболее удачным оказался «Шоколад», невероятный перформанс, задействовавший все возможности маленьких зрителей. Актеры, помогавшие детям постигнуть стихию шоколада, создавали красивые картины из жидкого горячего шоколада: рисовали их ладонями и размазывали по прозрачным панелям задника. Одновременно с артистами порисовать этой съедобной краской могли и маленькие зрители, каждому из которых был выдан специальный листок бумаги. Родителям давали попробовать горячий шоколад традиционным образом – из стаканчика. Малыши радостно облизывали ладошки, параллельно следя за акробатическими кульбитами и удивительной пластикой актеров. Действие сопровождалось этнической музыкой, исполняемой присутствовавшими в зале музыкантами.

Другой значимой составляющей каждого спектакля являлась интерактивность: постоянное и непосредственно взаимодействие зрителей и актеров. Кажется, лучше всего это удалось команде спектакля «Муха-Цокотуха», где маленьким зрителям постоянно давали в руки то музыкальные инструменты, то насекомых, сделанных из пластиковых ложечек, то еще какие-то атрибуты спектакля. В результате каждый чувствовал себя, скорее, со-творцом спектакля и ни на секунду не мог отвлекаться от порученного ему дела, вроде извлечения звука из какого-нибудь предмета. Впрочем, создатели спектаклей «Фигуры» и «Сновидения» тоже вполне справились с этой задачей. В «Фигурах» малыши могли поучаствовать в украшении магнитной доски кружочками и квадратиками или просто посидеть на коленях у актера. В «Сновидениях» во время спектакля каждому зрителю предлагалось нарисовать свой сон на листочке бумаги, чтобы на следующих показах этот рисунок стал частью декораций. Меньше всего в этом отношении задумка удалась команде «Птица-поезд-патефон», где непрерывно выбегающим и выползающим на сцену детям не разрешалось трогать реквизит. Актрисам приходилось тратить огромное количество усилий на то, чтобы следить за дисциплиной и пытаться не нарушить задумку, согласно которой интерактивная часть должна была быть в конце, а не в процессе спектакля. Хотя логично было предположить заранее, что дотерпеть до конца и не потрогать что-нибудь из интереснейших предметов на сцене смогут не все зрители.

Еще одним важным элементом всех спектаклей было обучение. Каждый показ давал малышку возможность на узнать что-то новое: какие бывают геометрические фигуры («Фигуры»), как могут звучать разные предметы и субстанции («Кухонный концерт»), как фантазия помогает увидеть в шляпной коробке медузу, а в швейной машинке – пароход («Птица-поезд-патефон»), какие бывают вкусы, запахи и звуки («Шоколад»). Нагляднее всего это получилось в спектакле «Приключения Кисточки», где актрисе удалось показать мир красок и разучить со зрителями названия цветов, помочь детям запомнить времена года и характерные для каждого из них погоду и цвет. «Приключения Кисточки» – отличный пример работы с ассоциациями, который сработал даже для взрослых.
Больше всего вопросов оставил спектакль «Выдумываешь, Тюлька», поскольку он менее всего подходил для обозначенной возрастной категории зрителей. Красивая, но избыточная декорация дна морского, сложная для данного театрального формата звуковая и световая партитура, стихи, которые актеры пропевали, непростой сюжет – все это, кажется, легче будет воспринято ребенком более старшего возраста.

Как и в любом деле, главное начать. Проект «Театр: бэби версия» показал, что такие спектакли крайне востребованы зрителем. Так что у тех, кто делает профессиональный театр для детей появилось новое поле деятельности.

Другие материалы в этой категории: « Дети в шоколаде Baby-Lab: Theatre Baby Version »
Источник:

Maskbook

 

Log in

fb iconLog in with Facebook
create an account